Розмісти стрічку з символікою Українськой РСР на своєму сайті!Розмісти стрічку з символікою Українськой РСР на своєму сайті!

Хотя чань не основан на словах, изо всех многочисленных буддийских школ Китая именно чань оставил после себя больше всего писаний. Однако главная цель этих писаний – показать вам, или научить вас, что "Чань не основан на словах и языке", и что "Чань – это передача вне условных учений".

Шен Янь. В духе чаня

Шен Янь

Открытость природе

Неформальная беседа Мастера Шен Яня на пикнике у озера Сильвермайн 21 июня 1981 г. Перевод Постоянного Озарения по «Opening Up to Nature» / Chan Newsletter - No. 16 September 1981.

 

 

Оставаясь в собственном доме, вы можете чувствовать себя большими, как хозяева своего маленького пространства. Но когда вы выходите на открытый простор природы, то чувствуете себя очень маленькими, и кажется, будто небо и земля образуют один большой, вселенский дом. С другой стороны, если с вами в доме живёт много людей, то это чувство, что дом – ваше собственное место, начинает исчезать, и вы становитесь лишь одним из многих. Но если вы выходите наружу, в огромное открытое пространство, то почувствуете, что вся природа – ваша, и хотя вокруг может быть много людей, это не создаст ощущения, что вы в меньшинстве или отделены от них. Поэтому, после некоторого времени дома, людям стоит использовать возможность выйти и переживать, с одной стороны, малость себя, а с другой стороны великость себя. В действительности, нет большого и малого. Ощущения большого и малого исходят просто из перемен в обстановке.

Знаменитый практикующий времён династии Тан сказал в стихах:

Облака – моё одеяло,
Горы – моя подушка,
А земля – моя кровать.

При таком просторном отношении он не чувствовал, чтобы что-то в мире было не его. Не чувствовал и того, чтобы что-то в мире было его имуществом; в конце концов, облака, землю и скалы можно найти повсюду. Такой человек очень свободен и непринуждён, без омрачений.

Поскольку в большинстве люди могут чувствовать некоторое одиночество, выходя на природу в одиночку, они склонны выбираться вместе, группами. Но обычно они просто переносят свой маленький мир туда, в большой мир, и чувство отделённости сохраняется: я с этими людьми, не с теми. Нам не следует быть, как улиткам, всегда носящим свой домик на спине, куда бы они ни пошли, и резко прячущимся туда, когда бы они ни встретили другое животное. Лучше развивать отношение, не различающее между теми, кто там с вами в окружающей обстановке, знакомы вы с ними или нет; а также близость с живыми существами вокруг вас, птицами и бабочками. Как поток дыма, выйдя из трубы, рассеивается и расширяется в атмосфере, нам следует рассеивать наше ощущение «группы» или «семьи», и действительно участвовать в жизни вокруг нас.

Если мы приходим сюда со знакомыми людьми, и занимаемся только тем, что сидим и говорим о тех же вещах, о чём всегда с ними говорим, это совершенно бессмысленно. Можно было с тем же успехом оставаться дома. Выход на природу должен быть процессом открывания, откладывания всех повседневных разговоров, субъективной умственной активности, суждений и разделений, и позволения вашему уму объективно наблюдать природную среду.

На Востоке со времён Будды почти всегда было в обычае для тех, кто покидал домашнюю жизнь, провести некоторое время, практикуя в горах. Как правило, хижины, в которых они жили, были очень просто сделаны; можно было очень быстро построить или разобрать их, и человек мог перейти на другое место. Так делали для того, чтобы развить образ жизни, не ограниченный определённой сферой общества (что способствовало бы групповому мышлению, сектантству), но скорее побуждающий к более целостному сознанию, где человек чувствует единство со всей жизнью на земле и со всей вселенной. Изначально Будда Шакьямуни не собирался формировать определённую группу или придерживаться каких-то мест, потому что это склонно порождать мышление исключительности, или различения между внутренним и внешним, большим и малым, твоим и моим.

Итак, нам следует использовать все эти возможности переживать величие природы и малость себя самих. И при этом, если вы можете действительно открыться переживанию природы, и природа принимает вас, то вы так же велики, как сама природа. Когда мы только пришли на это место, один мальчик сказал, что боялся ходить вокруг из-за массы бабочек непарного шелкопряда, ползающих по земле. У них довольно странный и пугающий вид: лохматые и всё такое, и они объедают листья с деревьев. Но, если подумать, человеческие существа и сами не более чем крупные жуки-вредители. Мы тоже волосаты и съедаем растения, только в виде сендвичей и так далее. Люди склонны видеть себя как очень великих или исключительных по отношению к другим людям, а также по отношению к остальной природе; люди чувствуют себя венцом творения, а всё остальное относительно бесполезным. Это отношение исходит из способности человеческих существ рассуждать и обретать знания. Но на самом деле, если мы посмотрим на это с точки зрения природы, то в действительности нет великого, нет малого, нет умного и глупого.

В «Амитабха сутре» говорится, что в землях Будды Амитабхи трава и деревья очень чисты и великолепны, и дуновения ветра и щебетание птиц провозглашают Дхарму Будды. Если человек способен открыть свой ум и избавиться от самоцентрированного мышления, а просто думать о себе, как о части природы, то с этим умом равенства, когда ты слышишь звук ветра или пение птиц, ты услышишь Дхарму Будды. Если ум чист и равностен, то нет места, которое не было бы Чистой Землёй.

 

Для комментирования зарегистрируйтесь и войдите. In order to post comments, register and login.