Наставник не может переживать за своего последователя, как мать. Наставник просто приводит последователя на Путь; последователь должен идти по Пути сам.

Шен Янь. Автобиография Мастера Шен Яня

Вечерняя беседа Мастера Шен Яня на затворении 2 июня 1982 года.

 в тюрьме

Однажды, когда я практиковал в горах, я спустился по ступенькам от хижины, в которой жил, как вдруг ум затопило чувством сомнения: кто это был, кто только что спускался по ступенькам? Это был я. Но кто это стоит сейчас здесь? Это тоже я. Тогда тот я, что только что спускался, это тот же я, что стоит сейчас здесь, или я – это два разных человека? Я так погрузился в этот вопрос, что ничего не ел в тот день. Вот пример ситуации, когда чувство сомнения возникает самопроизвольно; у такого «естественного» сомнения большая сила. Но, так как у большинства людей на затворении не выходит самопроизвольного ощущения сомнения, мы даём им метод, такой как «Кто я?», чтобы помочь им вызвать его.

Конечно, если при этом вы не практикуете старательно, у подобного вопроса не будет смысла. Однажды на затворении на Тайване я спросил ученика: «Как тебя зовут?» Он ответил: «Чень». Я сказал: «Неверно! Чень вон там», – и указал на карточку с именем на стене над его подушкой. Он сказал: «Что я там делаю?» Он не мог понять, кто он. Больше двадцати лет он считал своё имя собой. Но теперь он осознал, что его имя не имеет к нему отношения. Так кто он был такой? С тех пор у него появилось ощущение сомнения. Это как быть в непроглядно тёмной комнате или внутри железного шара. Ты не можешь ясно увидеть вообще ничего, но ты знаешь, что какой-то свет должен быть снаружи, и по-настоящему хочешь узнать, что там.

Давным-давно один младенец родился в тюрьме. Его отец был связан с императором предыдущей династии, а когда пришла новая династия, всех членов семьи старой династии заперли, чтобы те не смогли поднять восстание. Итак, этот княжич был обречён провести всю жизнь за решёткой, и ничего другого не знал. Он думал, что просто жизнь такова, и никогда не подозревал, что есть что-то снаружи. Однажды некоего старика приговорили к пожизненному заключению и посадили в ту же тюрьму. Он сказал юному княжичу:

– Раз уж меня приговорили пожизненно, я думаю бежать. Пойдёшь со мной? Есть два способа: мы или попытаемся выбраться сами, или будем ждать кого-то, кто спасёт нас.

Мальчик ответил:

– Не сходи с ума. Здесь у нас полно еды, и есть одежда. Очень даже хорошо. Ты уже стар, зачем тебе наружу?

Старик ответил:

– Ты не понимаешь, сынок. Потерять свободу очень больно.

– Что такое свобода?

– Снаружи этой тюрьмы – свобода.

– Ты хочешь сказать, что я сейчас не свободен?

Каждый день, постоянно этот старик думал о побеге. Однажды, поев, он расколол свою миску и черепками начал подкоп. Княжич стоял и хохотал:

– Зачем ты это делаешь? Ты уже так стар – пока ты прокопаешь выход, уже помрёшь. И вдобавок, если стражники узнают, то жестоко тебя накажут. Так зачем же? Здесь так уютно…

Парень даже выдал его стражникам:

– Тот человек рехнулся…

Они избили старика и на несколько дней заперли его без еды. Княжич почувствовал себя неуютно и пожалел старика. Но как только тот вернулся в камеру, то стал копать снова. Княжич подумал:

– Наверное, этот мужик одержимый.

Он спросил:

– Что же там снаружи так влечёт тебя?

Старик ответил:

– Ты просто не знаешь. Там свобода, а здесь – просто место для наказания преступников. Я лучше проживу там один час, чем буду жить здесь в тюрьме.

Эти слова как-то затронули мальчика. Он подумал: «Ну и ну... Может, в этом что-то есть… Там должно быть лучше, иначе он бы не захотел копать снова, после битья и голодовки». Так что, он начал помогать старику.

Но он был всего лишь ребёнок. Немного покопав, он сдался и отбросил черепок:

– Это больше не забавно. Да что там такого хорошего?

Так что, княжич просто смотрел, как старик копает и копает. Так прошло больше года. Старик постоянно работал. Малой иногда помогал ему, а потом бросал и отдыхал. Потом старик мог сказать несколько слов поддержки, мальчик вдохновлялся и снова брался за черепок. В конце концов, старина прокопал ход. Он взял княжича с собой. Выбравшись, мальчик воскликнул:

– Ого! Мир так велик! Почему ты не сказал мне раньше?

Старик ответил:

– Я всё время говорил тебе, как здесь просторно. Но ты мне не верил.

– Да, но то, как ты это описывал – это никакого сравнения с тем, что я вижу сейчас!


Этот старик похож на человека, у которого уже был проблеск видения его природы. Он знает, как здорово на той стороне. Поэтому он охотно практикует, очень упорно, с непрестанным усердием. А княжич – точь-в-точь обычный человек. Иногда они вроде как верят в это, иногда не верят. Иногда они вдохновляются практиковать, но у них просто нет таких уж сил, чтобы продолжать практиковать усердно.

Так и вам, чтобы развить крепкое ощущение сомнения, нужно сперва получить от практики некий ответ, некое переживание… Иначе, даже если вы используете метод, такой как хуатоу, это не вызовет сомнения. Это будет просто как повторение мантры снова и снова. Самое большее, это приведёт вас в состояние самадхи – глубокого сосредоточения. Но, если вы хотите применять хуатоу для пробуждения, то для начала вам нужно крепкое основание медитативной практики.

 


Перевод Постоянного Озарения по The other side //Chan Newsletter №22, June 1982

Для комментирования зарегистрируйтесь и войдите. In order to post comments, register and login.