Казалось, что сам наставник тоже старается обращаться со мной пожёстче — нередко он приказывал своим помощникам поколотить меня. Изо всех людей там я был самым образованным, и он часто говорил: «У вас, учёных, много эгоистичных привязанностей и омрачений. Ваши препятствия велики».

Шен Янь. Автобиография Мастера Шен Яня

Моё мирское имя Алексей, буддийское имя Постоянное Озарение (Чан Чжао 常照). Я изучаю и практикую буддизм с 1980-х годов, преподаю и перевожу буддийские тексты с 2001 года. Я не делю буддизм на секты, а использую элементы разных школ: тибетский Ламрим, палийские сутры, китайские учения школ Чань и Тяньтай, а также даосские и другие практики. Любимые Учителя: Шен Янь, Тик Нат Хан, Аджан Сумедхо, Сун Сан и другие. В итоге многолетней собственной практики и общения с другими практикующими, я выработал свой подход к буддийскому обучению, сосредоточенный на осознании за пределами слов (метод чжидао). Умею отличить настоящее просветление от ложного.


Как сложились мои взгляды, духовная практика и подход к её преподаванию.

  • Рождённый в СССР
    • Моё детство и старческий маразм
    • Как сложились ориентиры моей личности
    • Развитие и обратная связь
    • Созидание и разрушение
    • Несколько выводов
  • Новые повороты
    • Остановка мира
    • Как себя держать (или Роль Моего Я)
    • Неорганические существа
  • Манипуляции
    • Учитель и манипулятор
    • Выгодное впечатление
  • Послесловие
  • Учения

 

Рождённый в СССР

Моё детство и старческий маразм

Я родился в СССР, незадолго до ввода в Афганистан советских войск, что называли «братской помощью» и «интернациональным долгом». Много лет спустя, читая документы, которые советское руководство принимало по афганскому вопросу, я поражался их наивности и тупости. Складывалось впечатление, что в ответ на острые проблемы афганского общества кремлёвские политики, не выныривая из старческой дрёмы, благодушно грозили пальчиком: «Ребята, давайте жить дружно!»
Внутри страны речи руководства также состояли, в основном, из обтекаемо-бессодержательных увещеваний и «прогрессивных» лозунгов – вместо чёткого анализа и решения нараставших проблем. Это не удивительно, если средний возраст членов Политбюро составлял 70 лет.
Впоследствии, изучая буддийскую теорию и практику, я наблюдал и в своих действиях, как привязанности порождают пассивность, а пассивность – это неспособность полноценно отвечать на вызовы времени. Неспособность справляться с текучими проблемами ведёт к накоплению дисгармонии, болезненных несоответствий. Отсюда растёт неудовлетворённость и ненависть. В буддийской модели Колеса Бытия это часто изображают так: свинья-неведение порождает петуха (или голубя) привязанности. За привязанностью следует змея-ненависть. А из ненависти снова рождается неведение.
У индуистов есть подобная модель: три гуны, три качества. Саттва – качество ясности, прозрачности, «таковость», видение, как есть; гибкое соответствие реальности, истинность. Тамас – пассивность, лень, привязанность, ложная надежда удержать неудержимое. И раджас – ненависть, беспокойная страсть.
К сожалению, многие современные индуистские учителя (да и некоторые буддийские) не понимают этой простой схемы. Они надеются, что духовная практика приведёт в какие-то высшие сферы блаженства, уводя из этого мира, где снова и снова требуются активные действия. Здесь, как любила повторять моя бабушка, великая бодхисатва: «Покой нам только снится. Отдохнём на том свете». Или, словами Льюиса Керрола: «Чтобы оставаться на месте, надо бежать изо всех сил!»

Как сложились ориентиры моей личности

Я предполагаю, что детство человека закладывает ориентиры его личности, по отношению к которым он обычно и строит свою дальнейшую жизнь. Принимает ли он те детские ценности или отвергает их, он ориентируется по отношению к ним.
Мои детские ориентиры закладывались советским обществом: во-первых, повсеместно царящей идеей заботы о человеке. Другие ценности – например, прибыль или эффективность – были подчинены этой заботе. Например, плохого работника не полагалось увольнять – его полагалось воспитывать. Люди, которые в позднесоветский период чувствовали дезориентацию и необходимость каких-то перемен, вероятно, принимали эту заботу как должное, полагая, что так будет всегда.
Второй исток моих детских взглядов на жизнь – личности моих дедушек и бабушек, коммунистов-бодхисатв, которые прожили времена жестоких испытаний: Гражданскую войну, голод и эпидемии, коллективизацию с её дурными и бессмысленными перегибами, Великую Отечественную… Эти люди не питали особых иллюзий по поводу непогрешимости «линии партии», но твёрдо – из личного опыта – знали о необходимости альтруизма и взаимопомощи.
Таким образом, я уже в детстве стал образцом успеха в воспитании советского человека: верящим в прогресс, светлое будущее и работу на благо всего человечества.
Чёрт возьми, когда у меня хорошее настроение, я верю во всю эту фигню и сейчас!

Развитие и обратная связь

Итак, общество моего детства исповедовало благородные принципы, но их воплощение всё больше буксовало из-за недостатка саттвы – видения, как есть. Повторение лозунгов марксизма могло работать, вдохновляя людей, на заре советской власти. Но теперь эти догмы полуторавековой давности мало кого могли вдохновить. Где долгожданный коммунизм? Что привлекательного и героического в достижении ещё трёх процентов производительности труда? Ради чего мы живём?
Нарастала дезориентация людей. Развитие идеологии застыло, поскольку любые идеологические споры были чреваты критикой и дискредитацией правящих кругов. Жёстко соединив власть светскую и идеологическую, наше общество попало в ловушку. Допустить открытое, свободное идеологическое обсуждение – было чревато обострением критики личностей и борьбы за власть – «с непредсказуемыми последствиями».
Поэтому, примерно со сталинских времён, установился фактический запрет на свободную критику – а это заблокировало в идеологии «обратную связь» – необходимую для регулировки и развития любой системы.
Жизнь в позднем СССР, по сравнению с нынешней, была чрезвычайно уютной и безопасной – как у хорошей няньки, которая обо всём позаботится. Но где личные вызовы, которые мы, молодёжь, должны преодолеть, подобно героям прошлого? Ради чего жить – ради ещё трёх процентов? Обещанный коммунизм, неизвестно почему, постоянно отодвигался в неопределённое будущее. Почему? Как долго? Чиновничьи запреты и проволочки отбивали инициативу и желание вносить что-то новое.
Неудивительно, что у многих людей мыслящих и дерзающих развивался индивидуализм и скептицизм по отношению к общественным идеалам.
Что я вынес для себя из той ситуации:
1. Идеологические призывы не имеют смысла. Декларировать принципы допустимо, только если за ними стоит твой личный опыт, зримый и вещный. Только если ты знаешь, о чём ты говоришь, и способен провести к этому знанию другого.
2. Полагаться на авторитет не имеет смысла. Если ты можешь передать знание – или хотя бы указать путь к его получению, то этого достаточно. Авторитет для этого, как правило, не нужен. Если ты не можешь ясно развернуть знание – или привести к нему – то что ты можешь дать, если просто опираешься на свой авторитет? Какой-то неусвоенный кусок чужой идеи? Который, без понимания учеником, может увести его с правильного пути в тупик?
Авторитет может быть полезен разве что для того, чтобы провести на некоторое расстояние баранов, не желающих думать и смотреть самостоятельно. Но не лучше ли с самого начала учить видеть – пусть начиная с того малого, на что этот человек будет способен?
3. Подавлять критику не имеет смысла. Есть учителя, в том числе даже полностью признанные Дзенские Мастера, которые избегают критики и прячут свои недостатки. Они оправдывают это тем, что не хотят развивать атмосферу критичности среди своих учеников или возможных последователей.
В итоге, эти учителя затыкают рты и изгоняют всех, кто может показаться умнее их. Даже тех, кто, безо всякой критики, просто предлагает более глубокие и мудрые решения проблем. Потому, что эти решения подорвут авторитет «учителя», показав, что иногда он не самый умный.
Фундаментальное заблуждение таких «учителей» в том, что они смешивают человека и обстоятельства. Опыт у всех людей разный. Поэтому человек может быть мудрым и знающим, но не знакомым с теми или иными обстоятельствами. Другой человек – пускай не такой мудрый и не такой знающий – может знать и понимать что-то большее о каких-то конкретных вещах.
Поэтому действительная мудрость – быть открытым. И поддерживать такую открытость и честность вокруг, по отношению к любым знаниям и предложениям.
Если ты действительно мудр, то не цепляешься за «свои» взгляды, а в любом обсуждении стремишься к победе истины. Если при этом твои взгляды изменились от более узких к более широким и глубоким, то ты тоже в выигрыше! И даёшь правильный пример остальным: не цепляться за заблуждения, а развиваться и учиться.
Тот, кто не понимает этого – цепляется за свой ролевой образ и понятия не имеет о том, что такое настоящий дзен.
Учителя, которые подавляют критику и не чутки к отзывам практикующих, полагаясь на то, что «Я – Учитель», устраивают «командирскую» муштру по своим капризам – они сбивают практикующих с пути. У таких учителей люди часто теряют годы жизни, так и не получив настоящего Учения. Такие учителя часто используют своё положение как удобную нишу, лужу, чтобы купаться в уважении и благодарности других людей, но не ведут их к свободе.
Иногда они злоупотребляют властью и в ином, вплоть до сексуального насилия над учениками и создания нездоровых отношений в общине. От этого многие люди вовсе бросают практику или теряют путь под грузом тяжёлых психологических обстоятельств.
Порой и я думаю, почему бы не отдаться прихотям и страстям в своих отношениях с учениками. Почему бы не подтолкнуть кого-то к удовлетворению моих сексуальных аппетитов? Или поэксплуатировать силы учеников ради наращивания моих денег, славы и так далее? Иногда это может показаться довольно безобидным делом.
Но смысл всей моей практики и всего моего учения в том, чтобы учиться честно видеть весь мир, а не только свои любимые кусочки. И поэтому я смотрю: какие последствия мои страсти принесут ученику? Если бы я был на его месте, то чему такое поведение учителя меня научило бы?
И мне становится стыдно, что, пускай даже в мыслях, я мог быть таким говнюком.

Созидание и разрушение

Итак, открытость для критики и обсуждений жизненно необходима. Но, конечно, не всякая «критика» полезна. Разрушительна атмосфера негативизма – отрицательных эмоций, ненависти – даже в слабом проявлении. Она всегда исходит из неведения. Например, есть человек, взгляды и поступки которого ошибочны и вредны. Должны ли мы ненавидеть этого человека? Или винить надо не его, а его взгляды? Очевидно, что он сам – жертва неведения. Поэтому, даже если он упорствует в своих заблуждениях, разумно чувствовать к нему сострадание, а не ненависть.
Следовательно, обсуждения наших взглядов и поступков полезны, поскольку помогают совершенствоваться; но вести их надо правильно:
- Если хочешь критиковать – пожалуйста, но делай это доброжелательно и уважительно. Если ты не способен оставить только разумную часть и убрать ненависть – то лучше молчи; вряд ли я стану тебя слушать. А если ты можешь отстраниться от дурных эмоций и говорить строго по делу – то твои слова достойны внимания. Твоя критика всё ещё может быть ошибочной – поскольку обычно мы меряем всё своими субъективными мерками – но трезво обсудить и разобраться в наших взглядах полезно. Лишь бы для участников «свои» заблуждения не становились важнее истины.
- Если ты заметил ошибку учителя или товарища-практикующего, пойди к нему и объясни эту ошибку с глазу на глаз. Возможно, он её исправит. Не нужно без необходимости сразу затевать публичную критику, которая может стать поводом для заражения друг друга негативизмом. Тем более неправильно критиковать за глаза, когда человек не может тебе ответить, а ты распространяешь о нём свои мнения – возможно, неверные. Если же человек не исправил свою ошибку, то поговори об этом с ним перед лицом группы и учителя. Подобный порядок был принят ещё во времена Будды и веками доказал свою эффективность.

Итак, обсуждение и критика взглядов и поступков – дело иногда не только правильное, но и необходимое. Потому, что опыт у людей разный и, если мы не стараемся поделиться нашим пониманием, не критикуем человека – воображая, что так проявляем «снисхождение и доброту», – то часто это скорее высокомерие и пренебрежение.

С другой стороны, мы привыкли цепляться за своё я, хвалить или ругать себя в зависимости от успехов. Поэтому критика может огорчать человека, расхолаживать, убивать его вдохновение на пути и веру в свои способности. Следовательно, если можно воздержаться от критики, то лучше воздержаться. Если мы знаем какие-то лучшие идеи и способы действий, чем те, что демонстрирует человек, то часто можно выразить их не в форме критики, а научить им каким-то другим способом.
Если мы ещё не умеем быть так деликатны и хотим научиться, может быть уместно посоветоваться с учителем и другими опытными людьми.
Как говорил тибетский святой 11 века Атиша: «Пока сам несовершен, на недостатки других внимания не обращай».
Негативизм и появляется как итог смотрения на отрицательные стороны и поиска недостатков. При такой ориентации внимания, мы постепенно видим всё больше негатива кругом и сами становимся всё мрачнее; и другие существа, в ответ на нашу мрачность, всё более мрачно относятся к нам. Так возникает замкнутый круг негативных эмоций – вокруг нас «строятся стены ада». И мы можем быть очень умны и проницательны, выискивая недостатки в себе и других, но в итоге наш ум и проницательность всё больше погружают нас в мир болезненности и ненависти.
Тогда уж лучше действительно не обращать внимания на недостатки (надуманные ли, настоящие ли), а практиковать радость за доброту, достоинства и удачу других. Так мы можем вернуться к более сбалансированному взгляду на мир и иметь больше энергии для своего развития, которая раньше тратилась на негативные эмоции, на борьбу с собой или окружающим миром.
Чтобы не развивать негативных эмоций в других людях, я стараюсь критиковать их осторожно и часто не тороплюсь сразу же указывать на недостатки. Заметить чью-то ошибку ясным умом и промолчать иногда достаточно, чтобы сам человек тоже обратил на неё внимание. И часто, если я не высказал критики сразу, позже находится удобный случай, чтобы поговорить с этим человеком о лучших способах поведения.
Получается: как обращаться с ошибками людей – нет единого «правильного рецепта», который был бы наилучшим во всех случаях.
Просто будь в полноте пробуждённого, целостного ума.

Несколько выводов

Вышесказанное можно выразить в таких правилах:

1. Избегай лозунгов, говори по делу.

1.А. Вариться в идеях без связи с практикой – не пустая ли трата времени?
1.Б. Тратить время на пустую болтовню – не вредная ли привычка и дурной пример?

2. Незачем ставить себя выше других и вещать о великих делах; лучше встань рядом и помоги сделать маленький шаг.

3. Будь открыт для обсуждений и критики, но начисто отсекай негативизм.

4. При любых соблазнах не забывай, какие последствия будут для тебя и других.

5. Помни, ради чего ты живёшь и практикуешь.

6. Целостный, пробуждённый ум сейчас – важнее любых идей и обстоятельств.

 

Новые повороты

Остановка мира

Мне было примерно пять лет, когда, из родительских объяснений и всего прочего, у меня сложилась своя картина мира. Мир казался чем-то материалистическим, устроенным по простым принципам, которые всегда можно разложить по полочкам и научно объяснить.
Но вскоре моя картина мира рухнула. Я обнаружил: люди считают истиной то, во что не верят сами.
Это звучит как-то противоречиво и парадоксально. Как можно считать что-то истиной, но не верить в это?

Как я уже говорил, советское руководство не допускало настоящей свободы в политических обсуждениях. Почему? Можно предположить, например, такие причины:

  • Боялись непредсказуемых последствий.
  • Желали сохранить своё положение, несмотря на утрату реальных способностей к лидерству.
  • Не верили в то, что свободное обсуждение обществом проблем приведёт к разумным и полезным результатам.

Получается, на словах верхушка партии говорила о свободе человека, а на деле верила в пользу рабских отношений и стремилась их сохранить.

Возможно ещё, что они сами были в тупике и замешательстве по поводу будущего развития. И боялись, что открытое обсуждение приведёт в замешательство и тупик весь народ.
Но дальнейшие события показали, что такая политика замалчивания и привела общество к тупику и краху в его худшем варианте.
Потому, что всё решение ситуации оказалось отдано в руки Горбачёва. А он не смог ничего лучшего, как развалить страну географически, экономически и социально.
Лично я не думаю, что он был, как говорят некоторые, сознательным агентом «вражеских сил». Больше похоже, что он был вершиной советской системы воспитания партийного чиновника: привыкший жить в мире обтекаемых речей и лозунгов, потерявший опору на реальную работу с ситуацией, в её причинах и следствиях. Когда «Михал Сергеич» слышал слова «дружба, сотрудничество, уважение, великий реформатор», его можно было крутить как угодно. На призывы задуматься о последствиях он, вероятно, отвечал: «Зачем париться о каких-то будущих заботах?»
Это был тип человека, живущего сиюминутными ощущениями гордости и достижений, и он не понимал, зачем выныривать из этого приятного ощущения правоты сейчас ради каких-то скучных будущих проблем неуютной реальности.

В начале 2000-х годов я встретился с человеком, который учил людей некоей особенной, дзенской логике, и вообще активно использовал слово «дзен». Он говорил примерно так: «Настоящий дзенский учитель никогда не назовёт себя дзенским учителем. Я вот себя не называю». Его ученики приходили к убеждению, что этот человек и есть единственный настоящий дзенский учитель на Земле, а все те на Востоке и прочие – давно потеряли суть и дух настоящего дзена.
Этот человек, судя по всему, никогда не практиковал дзен сам, но прочёл одну-две книжки о дзене и решил, что всё понял. Поскольку он (по его мнению) был просветлённым, то решил, что прекрасно может учить всему этому сам.
Он учил, что суть дзена – находиться в потоке жизни. И лучший способ практики – «развивать бизнесы». То есть, учись быть эффективным менеджером, получай прибыль – это и есть дзен. Будь целиком в потоке и несись туда, куда он несёт.
Необычная логика заключалась в том, что надо отбросить логику обычную и действовать без раздумий. Его спросили: «Что делать, когда ребёнок не слушается, капризничает?» Ответ был простой: «А отшлёпать его!»
И сам этот «не-учитель дзена» показывал пример «спонтанности», несясь в потоке своего красноречия, махая руками и брызжа слюной, а в письменной речи использовал обычно от семи до двадцати восклицательных знаков подряд.
Он любил с апломбом поучать специалистов по дзену, указывая якобы на их ошибки, а когда ему предъявляли доказательства, упорствовал: «Я лучше знаю!» (но потом потихоньку убирал ошибки из своих текстов).

Этот человек – как и Горбачёв – прекрасный пример того, что «жить целиком в данном мгновении» – это ещё не мудрость. Особенно когда это «жить в настоящем» значит, на самом деле, жить не раздумывая. Отмахиваясь от логики и рассудка.
Я до сих пор не понимаю, что такого дзенского в том, чтобы бить ребёнка. Разве бездумная, автоматическая реакция – это не обычный образ жизни самых глупых и невежественных людей?
Этот человек учит: «Да, жить погружённым в невежество, глупость и страдания – это и есть дзен!»
Как удобно! Оставайся напыщенным, самовлюблённым невеждой, и при этом можешь считать себя учителем. Можешь эксплуатировать молодёжь с их «бизнесами» и использовать чужие названия, лишь бы это было модное слово.

Что я вынес из дзенской и вообще буддийской практики – прямо противоположное. Не подгоняй свои оправдания под древние парадоксальные высказывания, а смотри, что получается из твоих идей на поверку. Если ребёнок капризничает – посмотри на причины. Может быть, его поведение – это сигнал для тебя: обратить на что-то внимание и что-то понять в твоих собственных действиях.
Не нестись куда попало в потоках эмоций, а наоборот: остановить поток. И из наступившей тишины и неподвижности «себя» – чутко ловить все те сигналы бытия, мимо которых раньше бездумно нёсся в потоках. Остановить поток и быть свободным чутко скользнуть в любую сторону.

Не терять настоящего мгновения в бесконечном круговороте мыслей о прошлом или будущем; но и не терять реальность, уперевшись в крохотный кусочек своего мира, ощущаемого «сейчас».

А этот «учитель» схватил идею «жить в реальности, здесь и сейчас» – повернул её по-своему и превратил в самооправдание и способ прятаться от реальности.

Какой ловкий трюк!
Но что же он получил в итоге?
Глупо прожитую жизнь.

Как себя держать

(или Роль Моего Я)

Итак, некоторые люди живут, принимая себя не за тех, кто они есть на самом деле. И прочие детали реальности люди часто принимают не за то, что на самом деле.
Если таких людей пытаться переубедить доказательствами, они способны эти доказательства игнорировать. Сейчас я уже привык и не вижу в этом ничего необычного, и для вас тоже это вряд ли большая новость. Но в пять лет я столкнулся с этим так резко и внезапно, что моя стройная и понятная картина мира рухнула. Оказалось, что этот объяснимый, материалистичный мир – только нарисованная картинка, за которой совсем другая реальность, неопределённая и опасная. У меня открылось то, что позже я узнал как «ясновидение»: способность видеть «энергетические явления» и «неорганических существ». Поэтому позже, в начале 90-х, я с таким трепетом открыл книги Кастанеды: там описан был Настоящий Мир. Не эта сухая, картонная материалистическая модель – а то, что на самом деле, чего окружающие предпочитали не замечать, но о чём я с детства знал.

Почему люди так себя ведут: придумывают считать так или эдак… Когда на самом деле не так и не эдак?

Это похоже на детскую игру – например, «в войнушку»: мальчики воображают себя воинами, радуются игрушечным победам и огорчаются поражениям, как если бы они были на самом деле.

Помню одну такую игру в нашем детском саду. Сначала все наперебой закричали: «Я за наших! Я за наших!» Я пожал плечами и сказал, что буду «за фашистов». Тогда я уже видел, что даже взрослые живут по игрушечным правилам, и своим выбором сообщал: не относитесь к ним так всерьёз.
Мой друг, видимо, почувствовал смысл или дух этого выбора и тоже вызвался в «фашисты». Нас было двое против всех остальных. Командир «наших» налетел на меня резко и каким-то приёмом опрокинул так, что мне в рот попал песок. Вскочил я недовольный, но заметил, как в глазах мальчика мелькнул страх или сожаление. Он был сильный мальчик, и я не думаю, что он боялся быть битым. Скорее, он испугался, что повредил мне. Тогда я улыбнулся, отплёвываясь, и сказал: «Как ты меня! Мордой прямо в песок!»
И мы рассмеялись.
Я поступил так, потому что чувствовал: не стоит огорчать человека, который упражнял свои способности и случайно задел чьи-то эмоции. Он уже увидел мою реакцию, уже понял, в чём нужно быть осторожнее. Ни к чему застревать на этом и затягивать эмоциональные наказания – за то, что человек упражнялся в ловких приёмах.
В конце концов, моя эмоциональная реакция оказалась мимолётной: секунду назад я сердился, что меня так грубо бросили лицом в грязь, а секунду спустя мне это уже безразлично и вполне комфортно. Глупо было бы придавать секундному настроению такую серьёзность, чтобы, например, ходить надутым целый день.

Много лет спустя, когда я вёл развивающую группу для детей школьного возраста, меня поймали в коридоре две женщины и заговорили о том, чем мы с детьми занимаемся. И, в частности, упомянули повышение самооценки. Я ответил, что, может быть, проще жить вообще без самооценки. Мои собеседницы удивились, стали расспрашивать о моём образовании и вскоре ушли, передумав доверять мне своих детей. Самооценка им казалась чем-то очень важным и нужным, а идея не беспокоиться о ней – слишком революционной.

В детстве я почему-то считал, что обидчику нужно давать сдачи. Помню, как одна девочка, на крыльце детского сада, толкнула меня в плечо. Это было явно намеренно и безо всякой причины и, поэтому, могло показаться несколько обидно. Я толкнул её в ответ. Она снова толкнула меня, слабее. Я снова дал сдачи, сильнее, как бы говоря: «Эй, не понимаешь, что ли? Не толкайся!» Она толкнула меня ещё слабее. Я начал что-то понимать и ответил ей более слабым толчком. Так мы толкали друг друга ещё несколько раз, теперь соревнуясь не в том, кто толкнёт сильнее, а кто слабее. В конце концов, мы дошли до совершенно невесомых, неощутимых прикосновений.

Уже во взрослые годы я ехал как-то в троллейбусе, навестить своих друзей на Ленинском проспекте. Одна старушка, зайдя, не нашла свободных мест и предложила мальчику лет девяти-десяти уступить ей сиденье. Он возмутился и заспорил, что хочет сидеть и сам. В пылу спора бабулька попыталась дать ему подзатыльник. Он вскочил с криком: «Меня бить нельзя! Я президент!» и побежал к водителю, требуя остановить троллейбус и высадить злую старушку. Водитель меланхолично попросил его не мешать. Тогда мальчик сложил руки на груди и опёрся попой на переднюю панель троллейбуса: «Буду сидеть здесь!»
Водитель сказал, что там сидеть нельзя, и что мальчик должен пройти в салон. На что тот ответил: «Я президент! А президентов бить нельзя». С этим мальчиком ехала его бабушка, и она всё это время сидела на своём сиденье, умеренно пытаясь успокаивать страсти. Теперь она позвала его сесть к ней на колени. Он пошёл и сел там. Приближалась моя остановка и, прежде чем выйти, я решил сказать малышу что-то важное. Я с серьёзным и решительным видом направился к нему. Мальчик резко сжался от испуга. От этого бабушка, державшая его на коленях, перекосилась лицом и, кажется, рефлекторно пукнула.
Я доверительно сказал: «Знаешь, президентов иногда убивают», – и вышел.

Неорганические существа

Примечание: Что такое неорганические существа – читайте Кастанеду. Если коротко: они бывают совершенно разных видов. Некоторые - вроде духов, демонов и т.д. Такие могут, например, напускать на человека эмоциональную одержимость и, пока он в этом состоянии, пожирают его силы.

Пугливый мальчик-«президент» напомнил мне меня самого в возрасте лет пяти, когда неорганическое существо преследовало меня. Сейчас я не хочу рассказывать об этом подробно – в том числе, потому, что многие люди сочтут это игрой больного воображения. Скажу кратко: однажды я оказался в очень страшной ситуации, загнанный в угол, откуда было некуда бежать. Я не мог даже закричать и проснуться, потому, что это было уже наяву. Однако секунда шла за секундой, а я оставался жив. В конце концов, пришлось принять происходящее как часть своей реальности. Ужасная изнанка мира оставалась всё той же; летуны пожирали одурманенных людей заживо; но жизнь продолжалась.
И, когда в очередной раз неорганическое существо догнало меня, я устал убегать и просто развернулся ему навстречу. И оно не набрасывалось и не жрало, а просто стояло и так же смотрело на меня.
С тех пор, кажется, страх потерял власть надо мной. Я мог бояться, но скорее в духе разумного опасения, чем попыток спрятаться от действительности. Позже, попадая в смертельно опасную ситуацию, я не терялся, а переключался на отрешённость и действовал чётко и решительно.
И к этому я хотел подтолкнуть «малолетнего президента»: «Пойми, что прятаться в снах и фантазиях тщетно. Это ложная защита. Посмотри страху в лицо – это не смертельно».

Можно спросить: не зря ли я отпугивал мальчика от президентства? Может быть, он стал бы замечательным политическим деятелем и изменил мир к лучшему?..
Не знаю.
Возможно, его президентство было бы попыткой отгородить своё «я» от какой-то части реальности.

Не напоминает Горбачёва?
И того человека, который воображал себя «дзенским» сверх-учителем?

И тех людей, кому важны оценки и самооценки?
Разве оценки и самооценки что-то гарантируют? От чего-то защищают?

На крыльце детского сада, когда тебя толкает девочка – как ответить?
Чем больше ты пытаешься огораживать своё Я, укреплять телохранителями, оценками и самооценками, тем меньше шансов получить её сообщение.

 

Манипуляции

Учитель и манипулятор

Недавно один человек попросил меня посоветовать техники, чтобы «найти себя».
Когда я упомянул, что наше настоящее я закрыто эгоистичными иллюзиями, он сказал:
– Я хочу действовать для всеобщего блага. Для этого мне нужно научиться манипулировать людьми.
Он объяснил, что благо людей сильно зависит от того, кто правит. Например, если у власти такой талантливый человек, как Сталин… У меня, наверное, были другие взгляды по поводу Сталина, но я согласился, что качество власти важно для благополучия общества.
Парень сказал, что поэтому ему и нужны выдающиеся способности к манипуляции. Он будет манипулировать политиками и прочими власть имущими, по всему миру, чтобы они всё делали правильно. И наступит благоденствие.
Я ответил, что согласен учить техникам нахождения истинного себя, но по манипуляциям я не большой специалист, и в этом ему лучше поискать другого учителя.

По-моему, если хочешь, чтобы человек поступал правильно – не лучше ли, чтобы он делал это из собственной мудрости, чем из навязанной чужой воли?

В своё время я тоже думал, что лучше, если за глупого и невежественного человека будет решать кто-то более мудрый и знающий. Но однажды я понял, что один мозг не предназначен контролировать несколько тел сразу.

Но у каждого есть свой мозг, и он предназначен для использования.

Пожалуй, умение манипулировать – в смысле, влиять на поведение человека – может быть иногда полезно. Например, чтобы вдохновить его, подтолкнуть к осознанию чего-то или к необходимости сделать выбор.

Но сам выбор должен делать сам человек. Потому, что у каждого есть эта способность – делать выбор. И зачем она нужна, если не для того, чтобы ею пользоваться?
Если способность делать выбор недостаточно развита, то надо её упражнять, а не подавлять ещё больше, делая выбор за человека.

Точно так же, у каждого есть способность видеть истину и быть настоящим собой. Если эта способность слабо раскрыта, то вредно было бы подавлять её, обманывая и вертя человеком втёмную. Лучше помочь ему раскрыть свою мудрость.

Одним из первых духовных учителей, которых я встретил, был Оле Нидал – могучий Лама из тибетской традиции. Он вошёл в зал мягко, как тигр, широко улыбаясь, расширив грудную клетку, высоко поднимая колени. Я чувствовал исходящую от него энергию. Многие из присутствовавших смотрели на него с обожанием. Одна женщина с визгом восторга повисла у него на шее, болтая ногами. Он улыбался. Ещё несколько старались прикоснуться или обнять его. Некоторые парни были похожи на кроликов перед удавом. Подходя к нему за благословением, я трясся в страхе, что он сейчас применит ко мне свою магию, захватит мою душу и поставит в ряды какой-то своей духовной армии.
И он дал мне тантрическое посвящение, но это было не то, чего я опасался. Постепенно, встречая всё новых буддийских учителей, я привык к тому, что их сила – не захватническая. Они действительно что-то дают, но не для того, чтобы купить тебя или поработить. А просто чтобы помочь тебе в освобождении. Это вне тех отношений собственничества и торговли, к которым мы обычно привыкаем в нашей жизни.
Конечно, я говорю не о любом, кто назовёт себя учителем, а именно о настоящих. Кто-то из них может быть более авторитарным, больше склонным полагаться на свой авторитет и энергию. Кто-то менее. Но в целом их отличает, как правило, отсутствие эгоистичных расчётов. То, что может быть непривычно для сталкивающихся с настоящим духовным учителем впервые.

Выгодное впечатление

Когда я понял, что мои рассказы и советы помогают многим людям – то есть, я сам в какой-то мере становлюсь духовным учителем – у меня ещё была идея о поддержании пристойного образа. Как бы не ради меня самого, а ради других – чтобы не компрометировать перед ними себя и, тем самым, не мешать им получать пользу от моих учений. Поэтому я думал: может быть, мне стоит скрывать какие-то стыдные недостатки. Например, мою хроническую лень, порывы зависти, тщеславия, неприязнь к острой критике моей личности, всяческую внутреннюю борьбу… И само вот это лицемерие тоже нужно скрывать.
Постепенно, чем больше я исследовал все эти стыдные вещи, тем больше понимал их основания. В чём-то видел естественность – и, следовательно, глупо было этого стыдиться. Ведь, если это создано естественными обстоятельствами моей жизни, то пусть обстоятельства и стыдятся. В чём-то я находил ошибки – и мог их исправить. В чём-то ошибки могут быть ещё не исправлены, но, поскольку я работаю над этим, то опять же тут особенно нечего стыдиться.
Мастер Шен Янь, впрочем, говорил о необходимости «кармического стыда», но он имел в виду силу, которая помогает нам меняться. Он говорил о стыде не в том смысле, что нам надо что-то прятать, создавая у других ложное впечатление.

Помню, некогда я был знаком с интересной девушкой и думал, как мне лучше держаться, чтобы произвести на неё наилучшее впечатление. Как будто, если мы с ней сойдёмся близко и надолго, то она не узнает меня настоящего!
(Ведь отчасти поэтому я разошёлся когда-то со своей женой: она была не совсем такой, какой представлялась… или какой пытался представлять её я).
И всё же, эта мысль пришла ко мне в голову: как мне держаться с этой девушкой, как произвести впечатление?
К тому времени, я уже прочёл слова, кажется, из биографии Йогананды: если хочешь, чтобы твоя речь стала очень влиятельной, всегда говори только правду. Мне понравилась эта идея, и я решил принять её на вооружение. В детстве меня не раз называли вруном – точнее, выдумщиком, но в целом я всегда считал себя довольно прямым и честным человеком. На самом деле, как выяснилось, когда я решил говорить только правду, мои слова часто были с какой-то пристрастной точки зрения. Вроде бы и правда, но часто кривоватая. Большим открытием для меня стало, что, говоря откровенно и беспристрастно, я на самом деле больше влияю на собеседника, чем пытаясь исказить картину в «свою» пользу.
Итак, я действительно стал учиться говорить правду (или уж молчать в ответ). Интересно, что отказом от возможности как-то кривить истину я ничего не потерял, а только приобрёл.

Теперь же, в моменты, когда я хотел «подкрасить» впечатление, производимое на знакомую, я оказывался в некотором затруднении. Былая лёгкость беззаботного болтуна столкнулась с желанием быть правдивым.
Но решение нашлось. Я осознал, что наиболее симпатичен и привлекателен тогда, когда веду себя естественно, не пытаясь произвести никакое впечатление. Даже не играю естественность – что, конечно, тоже могут находить по-своему очаровательным – а просто, по-настоящему естествен.

(Если кого интересует, чем всё кончилось: я тоже был интересен той девушке, но далеко наши отношения не зашли. В то время я в глубине души побаивался принимать на себя какие-то серьёзные, долговременные обязательства. Я боялся, что они могут тяжким бременем лечь на всю мою дальнейшую жизнь. Поэтому, когда на горизонте маячила колея – например, супружества или постоянного учительства – желание не попадать в колею просыпалось и отталкивало меня в сторону.
Позже я чуть лучше разобрался в этом и осознал, что никакая ответственность и никакие обязательства не могут и не должны заслонять голос сердца. Поэтому ничто и никогда не может меня поработить.
Поэтому принимать на себя какие-то обязательства и ответственность не так уж страшно: «ответственность перед сердцем» всегда останется на первом месте).

Итак, надо ли показывать себя с лучшей стороны и создавать выгодное впечатление?

– Стараться проявлять свои лучшие способности – да.
– Но не для того, чтобы создать впечатление, а потому, что в этом больше смысла.
– Без нужды демонстрировать свои недостатки – не надо.
– Но это не значит создавать фальшивый образ и, скажем, неискренне реагировать на критику.

(Помню, одному дзенскому учителю я прислал критический отзыв на какие-то его слова и попросил прощения, если его это задело. Он ответил: «Ничего, все мы практикующие»).

В какой-то момент я осознал, что вообще не имею возможности обманывать людей, хитрить, что-то искажать, вводить о чём-то в заблуждение. Потому, что тогда я не вёл бы к пробуждённому уму.
Ведь пробуждённый ум увидит всё в истинном свете – все хитрости и неискренности.
(Это может быть неясно и казаться мифом человеку с малым духовным опытом. Дескать, схитрю, кто там догадается. Но даже обычная человеческая проницательность часто позволяет видеть обман, чувствовать неискренность, а ум Будды и вовсе видит всё «насквозь»).
То есть, если я стремлюсь к пробуждённости вокруг – то неискренность бессмысленна: правда вылезет наружу во всей красе.
А если я в чём-то хитрю и обманываю, то увожу от пробуждённого ума в другом направлении.

 

Послесловие

Уважаемые читатели!
Изначально я собирался свою духовную автобиографию, здесь на сайте, написать небольшой по объёму – может быть, около одного авторского листа. Но, описывая какие-то события, приходится излагать и связанные с ними идеи и объяснять их. Без этого, по-моему, терялась бы большая часть смысла этого текста. И сейчас объём текста уже приближается к запланированному, а я ещё только подхожу к описанию событий школьных лет. Если продолжать в том же духе, то получится полноразмерная книжка, не менее.
Сейчас у меня нет особого вдохновения на большую книгу. Здесь я ответил на некоторые проблемы, недавно поднятые моими знакомыми, и хочу на этом закруглиться. Если будут ещё интересные вопросы от вас, желание обсудить практические проблемы, то это может побудить меня написать больше. А пока скажу только кратко, что могу предложить в обучении:

  • Я много лет занимался дзеном и другими практиками и учениями самостоятельно, и поэтому могу помочь другим наладить самостоятельную практику.
  • Тем, кто уже практикует, могу помочь достичь целостного, системного понимания духовного пути, более-менее систематического образования в этом.
  • Мой подход к практике хуатоу, нащупанный по книгам и самостоятельно, оказался отличным от того, чему учат другие известные мне учителя. Фактически, я могу предложить вам метод дзенской практики, который уже не назовёшь ни хуатоу, ни Безмолвное Озарение – это скорее единство двух подходов, возможно, для многих людей более эффективное. Во всяком случае, у меня от начала практики до Большого Взрыва прошло около полугода, что, по сравнению с большинством других известных случаев, очень быстро. Конечно, сыграла роль и искренность моей практики, и моя предварительная готовность. Но всё же и сам метод в моём варианте весьма эффективен. Возможно, он легче совместим с повседневными делами. И при его практике есть хорошие шансы избежать некоторых побочных явлений, известных в распространённом сейчас варианте.
  • Опыт решения разных проблем и применения разных приёмов позволяет мне, в большинстве случаев, подбирать методы, эффективные для данного ученика, а не просто предлагать какие-то стандартные программы. Некоторые приёмы я разработал сам, на основе современных психологических знаний и собственного опыта, и они доказали высокую эффективность и получили положительные оценки от других дзенских учителей.

Благодарю вас за внимание. Пусть этот текст поможет вам и всем чувствующим существам получить пользу от чистой духовной практики, освободиться от страданий и полностью пробудиться!

ОМ АХ ХУМ :)

 


 

На сайте Zen-Do.Ru есть следующие работы Постоянного Озарения:

 

Метод Пути Осознания – третий способ дзенской практики
01. Путь Осознания. Намерение практики
Упражнение ума в не-эгоистичности (объяснение основ Махаяны)
Четыре подхода к пробуждению (что мы упражняем в нашей практике)
Коренная проблема Земли
The root problem of the Earth ("Коренная проблема Земли", англ. яз.)
Интервью
Православной сестре
Понятие Бога и дзен
Назначение культуры и свобода человека
Пять искусств ума
Жить стратегически
Регулярность творческой практики
Философия как личный путь
Буддийский календарь 2015
Буддийский календарь 2016
Буддийский календарь 2017
Стихи
Медитация расслабления (аудио)

 


 

Комментарии   

0 # RE: Постоянное ОзарениеВера 21.03.2015 21:56
Спасибо, было интересно. Но хотелось бы немного более подробно о вашем методе дзенской практики.
Ответить Ответить с цитатой Цитировать
0 # Метод дзенской практикиПостоянное Озарение 22.03.2015 20:33
См. http://zen-do.ru/texts/102-zhidao - Метод Пути Осознания – третий способ дзенской практики.
Ответить Ответить с цитатой Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить