В буддийских учениях было много противоречий, с которыми я не мог разобраться. Это очень беспокоило меня, поскольку я глубоко верил в учение Будды и полагал, что сутры не могут ошибаться.

Шен Янь. Автобиография Мастера Шен Яня

Барбара О'Брайен

Пять женщин из раннего чаня

 Хотя в писаной истории дзен-буддизма больше учителей-мужчин, многие замечательные женщины тоже принимали в ней участие.

Некоторые из них появляются во сборниках коанов. Например, случай 31 Мумонкана описывает встречу Мастера Чжаочжоу Цуншеня (778-897) и мудрой пожилой женщины, чьё имя не сохранилось.
Знаменита встреча ещё одной бабушки и мастера Дешаня Сюаньчженя (781-867). Прежде чем стать чаньским мастером, Дешань прославился своими учёными комментариями к Алмазной Сутре. Однажды он встретил женщину, торговавшую рисовыми колобками и чаем. Она спросила:
– В Алмазной Сутре сказано, что прошлый ум не ухватить, настоящий ум не ухватить, будущий ум не ухватить. Это так?
– Да, это верно, – ответил Дешань.
– Тогда каким умом ты примешь этот чай? – Спросила она. Дешань не смог ответить. Поняв собственное невежество, он нашёл учителя и, в конце концов, стал великим учителем и сам.

Вот пять женщин, сыгравших важную роль в ранней истории чаня в Китае.

Принцесса Цзунчжи (Zongchi), шестой век

Цзунчжи была дочерью императора династии Лян. Она постриглась в монахини в 19 лет и, в конце концов, стала ученицей Бодхидхармы, Первого Чаньского Патриарха. Она стала одной из четырёх наследников Дхармы Бодхидхармы, то есть, полностью поняла его учения. (Наследника Дхармы также называют «Дзенский Мастер», хотя этот термин чаще употребляют вне дзенской традиции).

Цзунчжи появляется в знаменитой истории:

Однажды Бодхидхарма обратился к ученикам, спросив, чего они достигли. Даофу сказал:
– Моё нынешнее воззрение: не привязываясь к письменному слову и не уходя от него, всё же участвуешь в действии Пути.
Бодхидхарма сказал:
– У тебя моя кожа.
Тогда Цзунчжи сказала:
– Это как Ананда увидел Чистую Землю Будды Акшобхьи. Раз и навсегда.
Бодхидхарма сказал:
– У тебя моя плоть.
Даою сказал:
– Четыре элемента изначально пусты; пять совокупностей не существуют. Нет ни единого явления, которого можно достигнуть.
Бодхидхарма сказал:
– У тебя мои кости.
Хуэйке трижды поклонился и остался стоять.
Бодхидхарма сказал:
– У тебя мой костный мозг.

У Хуэйке было глубочайшее понимание, и он стал Вторым Патриархом.

Линчжао (Lingzhao), 762-808, дочь мирянина Пана

Мирянин Пан (740–808) и его жена оба практиковали чань, а их дочь Линчжао превзошла их обоих. Дочь с отцом дружили, часто вместе учились и обсуждали Учение. Когда Линчжао выросла, они с Паном вместе ходили в паломничества.

Есть много историй о мирянине Пане и его семье. Во многих за Линчжао оставалось последнее слово. Знаменит такой разговор:

Мирянин Пан сказал:
– Трудно, трудно, трудно. Как пытаться рассыпать десять мер кунжутного зерна по всему дереву.
Услышав это, его жена сказала:
– Легко, легко, легко. Как коснуться ногой земли, когда встаёшь с кровати.
Линчжао ответила:
– Ни трудно, ни легко. На сотне кончиков травинок – смыслы учений древних.

По легенде, однажды, когда мирянин Пан был очень стар, он объявил, что готов умереть, когда солнце поднимется в зенит. Он помылся, надел чистую робу и лёг на постель.
Линчжао сказала ему, что солнце закрыто: было затмение. Мирянин вышел посмотреть и, пока он смотрел затмение, Линчжао заняла его место на постели и умерла. Когда мирянин Пан нашёл свою дочь, он вздохнул:
– Снова она обошла меня.

Лю Дьемо (Liu Tiemo), около 780-859, «Железный Жёрнов»

«Железный Жёрнов» Лю – крестьянская девушка, ставшая несравненной спорщицей. Её прозвали Железным Жёрновом за то, что она растирала своих соперников в пыль. Дьемо была одна из 43 наследников Дхармы Гуйшаня Линъю, у которого было полторы тысячи учеников.

Девушка из деревни

Лю родилась в крестьянской семье у горы Хуа, на севере Центрального Китая. Она была низкорослой, обычной девицей и росла, помогая отцу обрабатывать участок земли местного богача. Семья была бедна и часто голодала. Когда она достаточно выросла, чтобы уйти, она ушла.

Годы в монастыре

Лю бродила по горам и городам, часто находя приют в монастырях. В конце концов, она попросила о постриге. Лю была упорна в учёбе и медитации. Через несколько лет она ушла из монастыря и снова отправилась бродить.

Цзиху Хешан

Лю Дьемо встречала монахов, монахинь и учителей и обрела репутацию яростной спорщицы. Когда она встретила Мастера Цзиху, он сказал, что слышал, с ней трудно справиться.
– Кто это говорит? – спросила Лю.
– Говорят тут и там, – ответил Мастер Цзиху.
– Не падай, мастер, – сказала она и повернулась уйти.
Но Мастер Цзиху ощутил, что она привязалась к своим способностям, и вызвал её на диспут. Под его руководством она потеряла свою эгоистичную привязанность и необходимость что-то доказывать и защищаться.

Гуйшань Линъю

Лю Дьемо разыскала Мастера Гуйшаня и стала у него учиться. Мастер Гуйшань был знаменитый учитель с полуторатысячью учеников, большинство мужчин. Только 43 он назвал наследниками Дхармы, и одна из них была Лю Дьемо.

Теперь люди звали её «Железный Жёрнов», потому что она размалывала в муку любого, кто осмеливался бросить ей вызов в споре. Говорили, что она остра, как искра из кремня.

Запись Синей Скалы, случай 24:

Железный Жёрнов Лю пришла к Гуйшаню. Гуйшань сказал:
– Старая корова, ты пришла, ха!
Жёрнов сказала:
– В наступающий день на Сторожевой горе (Тайшань) – великое собрание, чтобы снабдить монахов вегетарианской едой. Достопочтенный, вы уйдёте, чтобы вернуться туда?
Гуйшань расслабился и лёг спать.
Тогда Жёрнов ушла.

«Мама» Мошань Ляожань (Moshan Liaoran), около 800-х

Женщина «Золотого Века» Чань

Мошань Ляожань была чаньским мастером и настоятельницей монастыря в «Золотой Век» Чань. Её способности как учителя были так ошеломительны, что слава о ней разнеслась по всему Китаю. Учиться у неё стекались и мужчины, и женщины.

Вероятно, она была первой женщиной, передавшей чаньскую Дхарму мужчине-последователю. Это был Гуаньчжи Чжисянь (ум. 895). Гуаньчжи стал наследником и Линьцзи Исюаня (ум. 867), основателя школы Линьцзи (Риндзай).

Уже когда Гуаньчжи стал учителем, он сказал своим монахам: «Я получил полчерпака у Папы Линьцзи и полчерпака у Мамы Мошань, и это составляет полный черпак. С тех пор я полностью усвоил это и полностью удовлетворён».

Её место в традиции

Мошань, чьё имя значит «Гора Встречи», была единственной женщиной, попавшей в записи «Цзинде чжуаньден лю», сборник историй о китайских чаньских мастерах, написанный в 1004 году. О ней вспоминал и японский мастер Сото дзена Эйхей Доген (1200-1253) в разделе «Райхай Токудзуи» Сёбогендзо, написанном в декабре 1240-го.

Мошань была ученицей Даюя, учителя-отшельника, которого вспоминают и в связи с Линьцзи. Хотя официально Линьцзи получил передачу от Хуанбо Сиюня (ум. 850), пробудился он во время «допросов» у Даюя.

«Её вершины не увидишь»

Из «Цзинде чжуанден лю»:

Мошань спросила Чжисяня:
– Откуда ты сейчас пришёл?
Чжисянь ответил:
– Со входа, что у дороги.
Мошань сказала:
– Почему ты не пришёл сюда, сначала перекрыв его?
Чжисянь поклонился. Чжисянь спросил Мошань:
– Что такое Мошань (Гора Встреч)?
Мошань ответила:
– Её вершины не увидишь.
Чжисянь сказал:
– Что за человек живёт на горе?
Мошань сказала:
– Не с формами, такими как мужчины или женщины.
Чжисянь сказал:
– Тогда почему ты не изменишь себя?
Мошань ответила:
– Я не лиса-перевёртыш; с чего бы мне хотеть меняться?
Чжисянь почтительно поклонился.

Мяосинь (840-895). Женщина – Мастер флага, ветра и ума

Монахиня Мяосинь

Мало известно о ранних годах Мяосинь, кроме того, что родилась она около 840 года. Её прозвище – Хуайцзы, «дитя Хуай» – говорит, что она родилась на берегах реки Хуай, текущей на восток в центральном Китае. Имя Мяосинь означает «Чудесная Вера».

Её место в традиции

Мяосинь была ученицей Яншаня Хуэйцзы. А Яншань был наследником Дхармы Мастера Гуйшаня Линъю, который учил и «Железный Жёрнов» Лю. Как и Лю, Мяосинь была очень сильной спорщицей. Мастер Яншань так уважал Мяосинь, что сделал её в своём монастыре заместительницей по мирским делам. Он сказал: «У неё устремлённость человека с великой решимостью. Она действительно тот, кто способен служить начальником конторы по мирским делам».

Флаг, ветер, ум

Примерно через 350 лет после смерти Мяосинь, о ней вспоминал Эйхей Доген в 28-м разделе Сёбогендзо, «Райхай токудзуи». Вот эта история:

День подходил к вечеру, и группа в семнадцать монахов пришла из Шу в монастырь Яншаня просить его о беседе. Мяосинь приветствовала их и предоставила место на ночь в помещениях службы по мирским делам. Встреча с Яншанем была назначена на утро.

Ни ветер, ни флаг

Тем вечером монахи обсуждали, как бы им проверить понимание Яншаня в споре. Один предложил хорошо известный коан, иногда называемый «Ни ветер, ни флаг». Записанный как 29-й Мумонкана, это коан об учении Шестого Чаньского Патриарха, Хуэйнена:

Два монаха спорили о флаге. Один сказал: «Флаг движется».
Другой сказал: «Движется ветер».
Шестой Патриарх проходил мимо. Он сказал: «Ни ветер, ни флаг. Движется ум».

Ни ветер, ни флаг, ни ум

Мяосинь слышала из соседней комнаты, как монахи обсуждают коан.
– Как плачевно, вы, семнадцать слепых осликов! – сказала она, – Сколько соломенных сандалий (надеваемых в паломничества) вы истоптали? Дхарма Будды ещё не появилась даже в ваших снах!

Когда монахам передали слова Мяосинь, они пришли к ней, поклонились и спросили о Дхарме.
Мяосинь сказала:
– Шаг вперёд!
Когда семнадцать монахов шли к ней, Мяосинь сказала:
– Это не ветер движется, это не флаг движется, это не ум движется.

Все семнадцать монахов пробудились. Они поблагодарили Мяосинь и вернулись в Шу, так и не повидав Яншаня.

 


Перевод Постоянного Озарения по Barbara O'Brien. Women Ancestors of Zen http://buddhism.about.com/od/chanandzenbuddhism/a/zenwomen.htm


 

Комментарии   

0 # RE: Пять женщин из раннего чаняАлёнка 08.03.2015 22:43
спасибо)
Ответить Ответить с цитатой Цитировать
0 # На здоровье!Постоянное Озарение 09.03.2015 08:19
:namaste:
Ответить Ответить с цитатой Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить