Уходя, я сказал ему, что клянусь усердно заниматься практикой и не подвести Дхарму. Он ответил: «Не так! Что такое буддизм? Что такое Дхарма? Самое важное — не подвести себя!»

Шен Янь. Автобиография Мастера Шен Яня

Мастер Джон Крук

Десять коанов мирянина Джона

За много лет исследования Учений, Джону посчастливилось встретить много превосходных учителей. Беседы на этих встречах могли быть глубокими, философскими, включать советы по медитации или просто дружеский разговор. Но снова и снова Джону бросали мяч, который ему не удавалось поймать.
Такие мгновения были поводами для глубоких размышлений и медитаций. Они оставались для Джона ключевыми, поворотными точками в развитии его понимания. Поскольку все они оказались в форме коанов, он записал их здесь, на случай, если они будут интересны другим.
Путешествия Джона напоминают путешествия Судханы, юного пилигрима из Аватамсака Сутры, кого в поисках мудрости посылали от одного учителя к другому. Эти учителя приходили с разных тропинок жизни, отвратительных, обыденных, возвышенных… Каждый из них мог поделиться мудростью, помогая Джону на пути. Урок в том, что будду можно найти ожидающим на автобусной остановке, в поезде, в соседнем кресле самолёта. Иногда они стучат в твою дверь. Иногда замечаешь, как они проходят мимо тебя.
В мире так много будд, что нам всем надо внимательно замечать их и просить их о помощи. Продолжайте путешествовать! Продолжайте спрашивать!


1

Мирянин Джон приехал в Лондон повидаться с монахиней Мёко-ни. Сидя с ней, он рассказывал о своём новом медитационном центре, затворничествах, которые проводил и надеждах, которые он питал на его развитие.
Он пришёл в ожидании любого совета, который бы она дала. Время шло, и мирянин Джон заметил, что Мёко-ни говорила очень мало. Она не комментировала и не давала советов. Так что он поговорил ещё – а потом, слегка нетерпеливо, ещё немного. И снова без комментариев. Так что он остановился и сказал: «Интересно, какой у тебя ответ на то, что я говорю».
Мёко-ни посмотрела на мирянина Джона и сказала: «У меня нет ответа».
Мирянин Джон внезапно понял.

2

Мирянин Джон приехал в Киото. Там проходила конференция по биологии. Профессор, принявший Джона в гости, взял его на встречу с англоговорящим дзенским мастером, что жил в одном из строений монастыря Дайтоку-дзи.
Погода была ужасная: ливень хлестал, как из ведра, шарахали гром и молнии. В слуховое окно комнаты брызгал дождь, выплёскиваясь из водосточных желобов. Расположившись, мирянина Джона представили наставнику в цветистой манере, как западного эксперта по дзену. Он ожидал наихудшего. Мастер улыбнулся в вежливом приветствии. И тут сверкнула ослепительная вспышка и грохнул гром.
Мастер наклонился и сказал: «Доктор Джон, скажите, где звучит гром?» Мирянин Джон заколебался, а потом пробормотал что-то о том, что это и в небе, и в голове. «Очень поверхностно, доктор Джон, очень поверхностно», – отозвался мастер.
Ну ладно, так где звучит гром?

3

В монастыре Бо Линь на острове Лантау шло интенсивное затворничество. Мирянин Джон сидел в трансе. Это было его первое «сидение» в настоящем Чаньском Зале. Он был так счастлив оказаться там, что едва заметил, что сеанс шёл полтора часа, начиная с четырёх часов утра.
Монахи были спрятаны за сетками от комаров в своих кабинках. За три кабинки от него сидел Мастер Син Ят, древний монах с редкой бородкой и рукавами такими длинными, что они почти касались земли. Его фигура была еле видна за сетками. Через некоторое время мирянин Джон осознал странный звук, наполнявший тишину зала: «Гнрррр гнррр, склмп». Мирянин Джон был заинтригован, что это такое, и постепенно понял, что звук исходит прямо из кабинки Мастера.
Мастер роскошно и звучно храпел. Мирянин Джон редко чувствовал такое удовольствие. За своей сеткой он тихо поклонился в направлении Мастера, а тот внезапно всхрапнул и проснулся. Тишина возобновилась в зале.
Так как насчёт храпа Мастера?

4

Мирянин Джон получил редкую возможность. Мастер Син Ят полагал, что никакой всего лишь англичанин не сможет медитировать, но, тем не менее, разрешил Джону участвовать в сидении, и дал очень редкое согласие на личную беседу. Все монахи завидовали.
Что мирянину Джону стоило спросить? Он вспомнил, какую важность его учитель придавал методу, и спросил: «Не могли бы вы сказать, в чём ваш метод?» – «Метод?» – почти воскликнул Мастер, будто это было ругательство. – «Вот!» И указал на китайский свиток, висящий на стене. Иероглифы означали «Алмазная Сутра». «Как?» – спросил мирянин Джон. «Так», – ответил Мастер Син Ят, показывая на другой свиток, где было написано: «Что это?»
Конец беседы. Мирянин Джон поклонился.

5

Мирянин Джон обсуждал тонкие идеи Учения с Геше Дамчос Йонтаном в его Центре Ламрима в Уэльсе. Они глубоко погрузились в такие материи как праджняпарамита, мадхьямака и пустотность. Обоих эта дискуссия сильно возбудила. Внезапно Геше-ла остановился и посмотрел на мирянина Джона.
– Джон, – сказал он. – Когда в последний раз ты был добрым?

6

Шифу («отец-учитель») и мирянин Джон шли по Вестминстерской площади. Вокруг бурлил транспорт: моторы ревут, сигналы гудят… Внезапно среди вращения колёс Джон увидел кучку лошадиного навоза, аккуратно лежащую так, как упала, совершенно не задетую машинами. Казалось невероятным, что живая лошадь прошла там, сквозь всё это движение, и оставила такое ясное и чистое свидетельство своего присутствия.
Мирянин Джон привлёк внимание Шифу к этой маловероятной кучке, сказав: «Шифу, гляди! Вот куча конского навоза, но где лошадь?»
Шифу посмотрел на неё и сказал: «Зачем нам лошадь?»

7

Небольшая группа собралась в доме Бодхисатвы Кришнамурти обсудить великое дело. Мирянин Джон рассказал историю о дзенском мастере, который взошёл на помост прочесть монахам проповедь, когда за открытыми окнами начала петь птица. Он стоял, подняв свою хлопушку, пока птица пела.
Затем, опустив хлопушку, он сказал: «О монахи, на сегодня всё!»
И вернулся в свою комнату.
Кришнамурти, этот великий оратор, не сказал ничего.

8

Мирянин Джон и его жена Ирини приехали в дельфийское святилище Аполлона. В амфитеатре, когда Джон взбирался по мраморным террасам, Ирини на круглой сцене внизу декламировала великие речи древних драматургов. На каждой точке террас отточенные временем слова звенели отчётливо и ясно. Джон и Ирини наслаждались.
Духи древнего мира вились вокруг.
Но как насчёт наполненной ветерком тишины покрытых соснами холмов?

9

Стагна Ринпоче был в резиденции Сани Гомпа в Занскаре, готовя её к визиту Далай-ламы в это древнее горное королевство. Он был занят шитьём парчовых занавесей на старой швейной машинке, когда мирянин Джон пришёл попить чаю.
Мирянин Джон спросил: «Ринпоче-ла, я слышал, что Миларепа, великий йог, однажды сказал, что в огромных пустых пространствах высокогорья есть некий странный рынок, где можно обменять водоворот мирской жизни на безграничное блаженство. Где я могу найти такое место?»
Продолжая строчить на машинке, Ринпоче сказал: «Есть очень много книг об этих вещах. Может быть, мудро начать там».

10

Мирянин Джон и Йог Джеймс пили чанг (тибетское пиво) с йогами Ночун Це и Гомпо в маленьком, затенённом деревьями монастыре Тигрицы На Холме в Занскаре. Это была одна из многих таких дружеских пирушек.
Джеймс сказал: «Мы с Джоном говорили об уме и о пути йогов к пониманию. Мы хотим спросить вас, что вы понимаете под умом».
Двое старых йогических друзей, казалось, застыли в ошеломлении. Ночун Це взял свою молитвенную мельничку и начал громко, без перерыва петь «Ом Мани Падме Хум».
Гомпо выглядел очень смущённым, покачиваясь из стороны в сторону, будто пытался что-то решить. Потом он сказал: «Раз вам обоим приносили пользу упражнения в медитации, почему бы вам не пойти и не заняться ею? Тогда вам не понадобится задавать такой глупый вопрос!»

 


Бродячий Лама с молитвенной мельничкой, Лхаса, 1938 год


Перевод Постоянного Озарения, 2015,
по New Chan Forum, No. 32 Autumn 2005


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить