Наставник не может переживать за своего последователя, как мать. Наставник просто приводит последователя на Путь; последователь должен идти по Пути сам.

Шен Янь. Автобиография Мастера Шен Яня

Мастер Шен Янь

hand.gif (1869 bytes) Непостоянство

(Отрывок из книги "Нет страдания. Разъяснение Сутры Сердца").

Из предисловия Мастера Шен Яня:

Возможно, самая известная изо всех буддийских сутр, Сутра Сердца звучит в буддийских центрах, храмах и монастырях по всему миру. Её практикуют уже много веков, и её популярность и важность для буддистов понятна. Хотя Сутра Сердца кратка, она содержит сущность Буддадхармы (Учения Будды). Более длинные сутры освещают разные стороны Буддадхармы со многих точек зрения, но Сутра Сердца, всего около страницы длиной, дистиллирует учения Будды до их чистейшей, яснейшей, самой главной сущности.

От переводчика:

В этом отрывке Мастер Шен Янь разъясняет следующую часть Сутры Сердца:

[Слушай,] Шарипутра,
все дхармы (явления) отмечены пустотой;
они ни рождаются, ни разрушаются,
ни чисты, ни нечисты,
ни растут, ни убывают.

Шарипутра – ученик Будды Шакьямуни, знаменитый своим глубочайшим пониманием мудрости. Наш ум оказывается не свободным (не мудрым) тогда, когда мы цепляемся за слова, или видим вещи как что-то абсолютно существующее. Например, если наше внимание целиком "вливается в мысль" и уходит из пространства, окружающего эту мысль, то мы оказываемся пойманы, стиснуты внутри этой мысли.

Страдание охватывает нас, когда мы теряем восприятие целого – когда наш взгляд ограничен "стенками" частной идеи или чувства. Любой материальный предмет, а также любая мысль, чувство или отношение ценны только как часть целого. Они не имеют смысла сами по себе, потому что смысл всегда существует в соотношении с чем-то.

Поэтому ошибкой было бы придавать частностям независимое значение и попадать под их власть. Тем более, что их существование иллюзорно. На самом деле, не только наши словесные понятия, но и другие "предметы" существуют не как реальность, а как наша модель реальных явлений.То есть, мы действительно что-то ощущаем; мы действительно ощущаем "вот это". Но что на самом деле это? Насколько оно совпадает с нашим представлением о нём?

Например, мы можем думать о каком-то человеке, что у него такие-то свойства. Это не реальность, это только наше обобщённое представление, модель. Если путать её с реальностью, то можно не заметить каких-то других свойств и качеств, или, например, не заметить, что этот человек уже изменился.

Думая, что в жизни что-то повторяется или "остаётся прежним", мы создаём пространство для скуки. Если мы позволяем нашим привычкам руководить нами, то, как правило, теряем свою осознанность. Есть притча о человеке, который однажды попал на странное кладбище, где годы жизни на могилах не совпадали с надписями о том, сколько человек прожил. По датам могло получиться, что человек жил долгую жизнь. А дополнительная надпись гласила, что он жил всего несколько лет... Дело в том, что мы, отдавая свою жизнь в распоряжение привычек, действительно не проживаем это время. Реальность заслоняем понятиями, ярлыками и шаблонами. Живой открытый мир чувств и отношений заслоняем затхлым ограниченным пространством "моего" воображаемого Я, "моих" консервированных чувств.

Если реальность в нашем восприятии ограничена теми чувствами, что как бы отделены от остального мира и взболтаны сосредоточением на себе, то мы легко становимся игрушкой этих чувств, этой иллюзорной "карманной" реальности. Точно так же, выделяя какие-то отношения как отдельные, самодостаточные, важные и т.п. – мы делаем "сложившиеся отношения" чем-то абсолютным, связывающим наше восприятие и наши возможности. Вместо любви начинается торговля или борьба за власть. Наши действительные намерения и глубинные желания оказываются забыты, погребённые под иллюзорными правилами и понятиями. Вместо людей живут и действуют их маски.

На самом же деле, всё может быть иным: открытым и неограниченным. Счастливым полнотой неограниченной, бескорыстной жизни. Всё может меняться: чувства, мысли, предметы и отношения. Страх перемен бывает тогда, когда мы не понимаем, насколько мы на самом деле текучи; насколько иллюзорно то, что мы пытаемся сохранить неизменным. В нашей природе нет ничего обыденного, поэтому мы изначально свободны.

Сутра Сердца разоблачает мнимую реальность наших моделей и помогает увидеть за ними живую, текучую действительность явлений (на санскрите – дхарм). Сутра Сердца – это не просто рассказ об идеях; это концентрат созерцательных практик, помогающих освободиться от привязанностей и жёстких взглядов, чтобы самостоятельно переживать мудрость пробуждённого восприятия.

Постоянное Озарение, 2005, 2015


Непостоянство

Шарипутра,
все дхармы отмечены пустотой;
они ни рождаются, ни разрушаются,
ни чисты, ни нечисты,
ни растут, ни убывают.

...Сутра говорит здесь о трёх двойственных парах – рождаются и разрушаются, чистые и нечистые, растут и убывают – чтобы выразить смысл пустоты. На самом деле, Сутра Помоста [Хуэйнена] говорит о тридцати шести двойственных парах, но эти три представляют все подобные двойственности.

Обычные люди видят существование в понятиях постоянства или непостоянства, чистоты или нечистоты, обретения или потери. В частности, мы ищем постоянства и прилагаем большие усилия для сохранения того, что нам нравится. И мы хотим, чтобы вещи оставались чистыми, и чтобы хорошее всегда увеличивалось или, по крайней мере, не убывало. Рассудочно мы знаем, что всё живущее в конце концов умирает, что рядом с чистотой – нечистота; что обретение и потеря идут рука об руку. Мы знаем, что смерть неизбежна, но продолжаем надеяться, что она не случится. Например, мы поздравляем семью с новорожденным, но, когда кто-то умирает, мы выражаем не поздравления, а соболезнования.

И наоборот, есть такие, кто воплощает отрицательное отношение. Когда они видят новорожденного, то могут сказать: «О, как жаль! Ещё один родился, кто скоро умрёт!» Вместо восхищения красотой расцветающего цветка они предвосхищают его увядание; они видят смерть и гниение во всём. Вместо купания в тепле солнечного дня они говорят: «Зачем быть счастливым? Дождь пойдёт достаточно скоро». Глядя на свежесть юности, они видят только будущие морщины. Такие люди могут быть в значительном меньшинстве, но у нас у всех иногда бывает такое отношение. Многие люди говорили мне, что мои усилия в строительстве монастыря Гора Барабан Дхармы на Тайване будут тщетны, и что когда я умру, он развалится. Хотя это может быть буквально истинным, это выражает отрицательное мировоззрение и разновидность неведения.

Сын одной из моих учениц умер, и, много лет спустя, она всё ещё страдает. Она просила меня помочь, и я сказал ей, что все вещи приходят и уходят и, в конце концов, она тоже умрёт. Её единственный вопрос был о том, увидит ли она сына после своей смерти, и она хотела знать, даст ли ей медитация способность связаться с сыном. На затворничествах, в личных беседах, это был её единственный вопрос. Это пример неведения. Родителям трудно наблюдать смерть своих детей. Действительно, когда они сами будут на пороге смерти, они тоже не захотят идти. Страх собственного конца – одна из великих тревог, лежащих в сердце нашего бытия.

Взгляды на непостоянство

Не цепляться за отрицательное или положительное – правильная Буддадхарма. Причина, по которой мы теряем надежду, когда сталкиваемся с неудачей, и перевозбуждаемся при встрече с успехом – в том, что мы не можем отпустить собственную важность. Всё, чего мы не можем отпустить, становится препятствием. Буддадхарма поддерживает осознание действительности данного мига, а потом его отпускание. Молодой человек ещё не стар; старый человек ещё не мёртв. Работайте с тем, что у вас есть, и не сопротивляйтесь перемене. Понимание, что каждый миг ваша жизнь – на самом деле, вся вселенная – это динамический процесс рождения, роста, упадка и смерти, поможет ослабить вашу привязанность к себе. В свою очередь, вы будете отважны в принятии трудностей, собраны при встрече с успехом и самоотвержены при исполнении своих обязанностей.

«Ни рождаются, ни разрушаются» относится не только к физическому рождению и смерти, но и ко всем явлениям. Все вещи начинают разрушаться, придя в существование – ничто не остаётся неизменным. Однако эта истина не обязана приводить нас в уныние; нам не нужно позволять неизбежному парализовать нас. Как только мы родились, наше тело начинает процесс умирания, но тем временем мы можем использовать своё тело, пока присутствует жизнь.

Мы можем применять это отношение ко всем своим взаимодействиям – всё, с чем мы сталкиваемся, тоже переживает рождение и смерть. С точки зрения чувствующих существ, промежуток между рождением и смертью, который мы называем жизнью, это наш смысл «ни рождения, ни смерти». Рождение и смерть пронизывают всё, чем мы являемся и что делаем; поэтому для нас они существуют. Когда мы просветлены, нет рождения и смерти. Просветлению присущ обширный взгляд, и во времени, и в пространстве. Во времени, все явления возникают и исчезают беспрестанно. Если всё вечно в подъёме и падении, можем ли мы когда-нибудь сказать, что что-то здесь или ушло? Пространственно, вблизи вещи могут казаться приходящими и уходящими, но с большого расстояния – скажем, из другой галактики – действительно ли они идут куда-то? Основной принцип физики гласит, что материя и энергия не могут быть созданы или разрушены, а только преобразованы.

Я сказал женщине, чей сын умер, что действительность такова – у неё был сын, а теперь он ушёл. Её воспоминания о нём сохраняются, но он где-то в другом месте. Он может быть теперь даже чьим-то ещё ребёнком. Ей бы стало легче, если бы она сочла его своим бывшим сыном и пошла дальше. Она сказала, что было бы очень трудно думать подобным образом. Я сказал ей, что ей тем не менее следует развивать это как метод практики.

Всё, с чем мы встречаемся, как чувствующие существа, может порождать чувство и эмоцию, отвращение или привязанность. Трудно также не попасть под власть отношений. Один человек сказал мне, что его жена не хотела детей, из страха, что слишком привяжется к ним. Когда её собака умерла, она горевала долго. Когда гостившая у неё племянница через три месяца вернулась домой, она продолжала скучать по девочке. Она сказала, что, если могла так привязаться к собаке и племяннице, насколько же сильнее она привязалась бы к собственным детям! Действительно, обыденным чувствующим существам трудно поддерживать мировоззрение не рождения и не смерти, принятия того, что жизнь даёт и забирает, без сожалений и угрызений. Изучение Сутры Сердца и воплощение её идей в практику может помочь.

Можно использовать это понимание о не рождении и не смерти разными способами. Если кто-то близкий умирает, вы можете сказать: «Нет окончательной смерти или разрушения, поэтому я принимаю смерть этого человека. Память об этом человеке живёт в сердцах и умах других, ещё живущих. Знаменит человек или нет, его взаимодействия с людьми оставляют воздействие, которое продолжает жить». Вот один взгляд, реалистичный и без привязанности.

И мы можем думать о смерти и рождении как преобразовании – одно явление изменяется в другое. В процессе ничто не было разрушено, ничто не увеличилось и не уменьшилось. Когда вода превращается в лёд, нам не следует сожалеть, что вода исчезла; может быть, лёд послужит нам лучше. Смотреть на мир и отношения таким образом – тоже метод практики.

Чистота и загрязнение

Вторая двойственность – «ни чисты, ни нечисты» относятся и к явлениям, и к суждениям людей о явлениях. Например, вы можете предпочесть не чистить зубов, не мыться, не менять одежду, в каком случае вы можете выглядеть грязными и дурно пахнуть для других. С другой стороны, вы можете очищаться, принимать душ, чистить зубы и менять одежду. Тогда вы будете выглядеть чистыми. В обоих случаях вы тот же человек. Некоторые люди кажутся чистыми большую часть времени, а иногда грязными; другие большую часть времени выглядят грязными, а чистыми лишь иногда. Более того, показатель чистоты не абсолютен. Вы можете думать, что чисты, тогда как другие судят о вас как нечистом. Вы можете думать, что вы неряшливы, но другой может найти вас привлекательными.

Поэтому нет объективного стандарта чистоты и загрязнения. Если вы думаете, что что-то чисто, то может быть хорошей практикой поразмыслить, почему вы так думаете. Возможно, вы думаете, что я чист и вымыт. Возможно, так, но как насчёт моего дыхания после пробуждения, запаха моего тела после того, как я хорошо поработал в летнюю жару, моих выделений и телесных жидкостей? Охотно бы вы проглотили мою мокроту? Учтите такие вещи, прежде чем пометить что-то как чистое или нечистое.

Однажды официант в ресторане принёс тарелки на наш стол со своим большим пальцем в еде. Убрав свой палец из тарелки, он облизал его. Человек, заказавший пищу, велел официанту убрать её. Он сказал: «Она не чистая». Официант спросил: «Почему не чистая?» Клиент сказал: «Потому, что вы совали свой большой палец в еду». Официант сказал: «Я извиняюсь за это, но, вы знаете, я сам готовил еду. Мои руки касались всей еды на вашей тарелке». Была пища чистой или нечистой? Это очень мирской пример, но он показывает, что идеи людей о чистоте меняются от человека к человеку и от мгновения ко мгновению. Это не в явлениях, а в уме мы находим чистоту и нечистоту. Вопрос в том, запятнан ли ум омрачениями.

Увеличение и уменьшение

Теперь посмотрим на третью двойственность: «ни растут, ни убывают». Ваш вес может увеличиться на несколько фунтов, и вы можете думать, что это хорошо, или что это плохо. В нашем внимательном к внешности обществе, где у набора веса дурная слава, многие люди стараются соответствовать принятому образу красоты, сгоняя свой жир. Если это не влияет на здоровье, что значит парой фунтов больше или меньше? Каждый раз, когда я возвращаюсь из поездки, люди говорят мне, что я ещё похудел. Если бы это было так, сейчас я бы уже исчез. Это пример того, как относительны увеличение и уменьшение в умах людей.

Восприятия «увеличения и уменьшения», однако, не так субъективны, как «чистое и нечистое». Обычно происходит что-то конкретное. Например, когда Россия продала Аляску Соединённым Штатам, размер Соединённых Штатов увеличился, а размер России уменьшился. В правовом, политическом смысле это действительно случилось. Но, с точки зрения общей массы Земли, что-нибудь действительно увеличилось или уменьшилось?

Чаньский Центр был одним зданием. Теперь их два. Недавно мы купили центр для затворничеств в штате Нью-Йорк. Возможно, когда-нибудь у нас будет центр на Манхэттене. Мы, кажется, растём. Кто знает, что случится в будущем? Когда я умру, и монахи с монахинями умрут, и много лет пройдёт, возможно, Чаньского Центра больше не будет. Вы можете заработать кучу денег в этом году, но у вас может быть и много расходов, и вы можете остаться ни с чем. Когда мы строим дом, то используем материалы из земли. Однажды дом разрушится, и материалы снова станут частью земли. Земля не получила и не потеряла ничего. Это же верно для вашего тела. В конечном счёте нет таких вещей, как увеличение или уменьшение, но, в процессе появления и исчезновения явлений, они кажутся.

В нашей практике мы заботимся о процессе. Мы не фокусируемся на началах и концах. Практика и есть цель. Процесс ни рождается, ни разрушается, не абсолютно чист или нечист, не возрастает или уменьшается. У практики самой по себе нет большого смысла. Имеет значение, что мы с её помощью делаем. Поэтому мы говорим, что благодаря нашей практике недуги уменьшатся, а мудрость возрастёт. Это просто удобные объяснения, чтобы дать нам чувство цели.

Мне нравятся два высказывания чаньского мастера Сюй Юня. Первое: «Постоянно мы должны делать дела Будды, которые подобны цветам в небе». Дела Будды относятся к практике, но как может практика быть подобна несуществующим цветам в небе? Второе высказывание: «Повсюду мы должны строить места для практики, которые подобны отражениям луны в воде». Отражённая луна – только иллюзорный образ настоящей луны. Смысл этого утверждения в том, что, хотя практика – иллюзия, она всё же нужна нам как процесс.

 



 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить